Stolica.ru
Реклама в Интернете

Альманах Курносая
"Я к курносой красотке не слишком спешил"
Жорж Брассанс

   ПУБЛИЦИСТИКА, ПРОЗА, ПОЭЗИЯ.

Выпуск #55

«ЖИВОЙ ЖУРНАЛ» - О СМЕРТИ


Живой журнал делает доступными взгляду интересные записи.


Мой знакомый поэт по имени Максим Максимов приступил к работе в Вешняковском морге при 15 больнице. И ценности там свои. Он рассказывает про то, что моргом заправляет некто Матвей Егорыч, уже 37 лет там работающий и в морге же живущий! Происходит это у него так - он выходит из своего закутка с бутербродом и идет к холодильникам и прочему инвентарю. По дороге шпротина с бутерброда падает на шею кадавру. Матвей Егорыч, натурально, шпротину подбирает и съедает. Вообще он беседует с покойниками в таком примерно роде: "Эх, жара какая, хорошо что вы мертвые в такую жару (тут он треплет их за ухом или что-то в этом роде) - а то бы вы все разложились тут, дорогие мои".
Есть у Матвея Егорыча и своя философия. Она сводится к тому, что, поскольку свету все равно конец, рожать детей не надо, а надо только достойно спроваживать тех, кто уходит, а новых не надо.
И после этого Мамлеева с Платоновым называют сюрреалистами.
Но более того - некие кавказцы хранят в этом морге мясо. Семьи, гуляющие у морга, пребывают в шоке, когда это мясо начинают выносить из двери с таличкой "морг" в явных кулинарно-хозяйственных целях. Словом, потусторонняя русская жизнь кипит.


Я умру. Не знаю когда, конечно. Но дело не в сроке. Ведь после меня останутся например, несколько почтовых адресов, известных только мне одному. Приватные записи здесь, известные только мне одному. Раньше разнообразные наследники разбирали бумаги покойного, читали его личные записи. Здесь же все запаролено. Пароли в наследство оставлять? То, что я хотел сказать только тебе... Странно. Не знаю, что об этом думать.


Любовь и есть смерть, конечно: растворение личности, нарушение ее границ. Но границы ее и так шатки, они иллюзия, от которой всего лишь трудно избавиться. Это от них происходит страх смерти (как страх пустоты): приступы болезни, которая не со всеми случается, но, в общем, известна многим и даже где-то описана. Когда человек понимает, как это будет, что его не будет, и должен к чему-то живому прикоснуться, чтобы не орать от дикого внезапного ужаса. Смехотворность этих страхов единственно любовью и демонстрируется: осуществляется типа растворение, границы снимаются радостно, и нельзя отчаянно дрожать о том, чего нет.
Иногда кажется, что мы, бедные, страшно безграмотны. Туземцам от образованщины, аборигенам семантических полей следовало бы для начала ввести разные слова для смерти: родина-смерть (это то, откуда мы родом; к тому же - необходимая предпосылка для начала жизни и ее триумфальное завершение, победа над старым), личная смерть (трагедия для друзей и родственников, неизбежное и жалкое личное поражение, обреченность всякого конечного проекта), смерть вживе (ходячая мертвечина, попытка приручения смерти, ее как бы ассимиляции - и, как результат, полная потеря вкуса к жизни, тотальная подмена во всем), и еще куча всего. Непонятно, насколько это "разные стороны одного и того же явления", и что это такое вообще - одного и того же явления, разные стороны.
А может, и не нужно таких слов никому.


There is death and death.
И как раз двух, по-моему, достаточно вполне для общей картины.
Первая - смерть кофейного зерна в кофемолке или совершенно одинокого зайчика в лесу. Она-то и находится в строгой оппозиции к жизни одинокого зайчика в лесу, и совершенно нестрашная, т.к. зайчик про нее ничего не знает, и некому почуять сладковатый запах зайчикового трупа.
Поэтому ее, этой первой смерти, нет и жизнь вечна.
Однако ж как только вступаешь в отношения аффекции (я это имею в виду под "любовью") с другим - а в нашем уебочном мире достаточно просто позволить себе родиться, чтобы моментально обнаружить себя уже вступившим, как в собачье дерьмо, в такое отношение с другим - то автоматически лишаешься возможности умереть, как тот зайчик, а взамен получаешь полный смертельный набор по списку со всеми неаппетитными подробностями вроде отрезанных голов, онкоцентров и челюсть подвязать не забудьте, но если бы только это, если бы только это.
Так с этим Death Starter Kit и живешь с младенчества, периодически добавляешь туда что-нибудь новенькое и перетряхиваешь содержимое, задаваясь вопросами. Это и есть любовь: те, кого любишь, либо уже умерли, либо еще нет.

МАРДОНГИ

Виктор Пелевин

"Слух обо мне пройдет, как вонь от трупа" Н. Антонов


Слово "мардонг" тибетское и обозначает целый комплекс понятий. Первоначально так назывался культовый объект, который получался вот каким образом: если какой-нибудь человек при жизни отличался святостью, чистотой или, наоборот, представлял собой, образно выражаясь, "цветок зла" (связи Бодлера с Тибетом только сейчас начинают прослеживаться), то после смерти, которую, кстати, тибетцы всегда считали одной из стадий развития личности, тело такого человека не зарывалось в землю, а обжаривалось в растительном масле (к северу от Лхасы обычно использовался жир яков), затем обряжалось в халат и усаживалось на землю, обычно возле дороги. После этого вокруг трупа и впритык к нему возводилась стена из сцементированных камней, так что в результате получалось каменное образование, в котором можно было уловить сходство с контуром сидящей по-турецки фигуры. Затем объект обмазывался глиной (в северных районах - навозом пополам с соломой, после чего был необходим еще один обжиг), затем штукатуркой и разрисовывался - роспись была портретом замурованного, но, как правило, изображенные лица неотличимы. Если умерший принадлежал к секте Дуг-па или Бон, ему пририсовывалась черная камилавка. После этого мардонг был готов и становился объектом либо исступленного поклонения, либо настолько же исступленного осквернения - в зависимости от религиозной принадлежности участников ритуала. Такова предыстория.

Второе значение слова "мардонг" широко известно. Так называют себя последователи Николая Антонова, так называл себя сам Антонов. Наш небольшой очерк не ставит себе целью проследить историю секты - нас больше интересуют ранний срез ее идеологии и мысли самого Антонова; кстати, мы не согласны с появившейся недавно гипотезой, что Антонов - вымышленное лицо, а его труды - компиляция, хотя аргументы сторонников этой точки зрения часто остроумны.

Надо всегда помнить, что "несуществование Антонова", о котором многократно заявляли сектанты, есть одна из их мистических догм, а вовсе не намек неким будущим исследователям. Согласиться с этой гипотезой нельзя еще и потому, что все сочинения, известные как антоновские, несут на себе ясный отпечаток личности одного человека.
"Пять или шесть страниц, - пишет Жиль де Шарден, - и начинает казаться, что ваша нога попала в медленные челюсти некоего гада, и все сильнее нажим, и все темнее вокруг". Оставим излишнюю эмоциональность оценки на совести впечатлительного француза; важно то, что работы Антонова действительно пронизаны одним настроением и стилистически обособлены от всего написанного в те годы - если уж предполагать компиляцию, то автор у подделок тоже должен быть один, и в таком случае под именем Николая Антонова нами понимается этот человек.

Начало движения относится к 1993 году и связано с появлением книги Антонова "Диалоги с внутренним мертвецом". "Смерти нет" - так называется ее первая часть. Идея, конечно, не нова, но аргументация автора необычна. Оказывается, смерти нет потому, что она уже произошла, и в каждом человеке присутствует так называемый внутренний мертвец, постепенно захватывающий под свою власть все большую часть личности. Жизнь, по Антонову,- не более чем процесс вынашивания трупа, развивающегося внутри, как плод в матке. Физическая же смерть является конечной актуализацией внутреннего мертвеца и представляет собой, таким образом, роды. Живой человек, будучи зародышем трупа, есть существо низкое и неполноценное. Труп же мыслится как высшая возможная форма существования, ибо он вечен (не физически, конечно, а категориально).
Ошибка обычного человека заключается в том, что он постоянно заглушает в себе голос внутреннего мертвеца и боится отдать себе отчет в его существовании. По Антонову, ВМ (так обычно обозначается внутренний мертвец в изданиях нынешних антоновцев) - самая ценная часть личности, и вся духовная жизнь должна быть ориентирована на него. Мы еще вернемся к этой мысли, получившей развитие в последующих работах Антонова, а пока перейдем ко второй части "Диалогов".

Она называется "Духовный мардонг Александра Пушкина". Уже здесь, помимо введения термина, обозначены основные практические методы прижизненного пробуждения внутреннего мертвеца. Антонов пишет о духовных мардонгах, образующихся после смерти людей, оставивших заметный след в групповом сознании. В этом случае роль обжарки в масле выполняют обстоятельства смерти человека и их общественное осознание (Антонов уподобляет Наталью Гончарову сковороде, а Дантеса - повару), роль кирпичей и цемента - утверждающаяся однозначность трактовки мыслей и мотивов скончавшегося. По Антонову, духовный мардонг Пушкина был готов к концу XIX века, причем роль окончательной раскраски сыграли оперы Чайковского.

Культурное пространство, по Антонову, является Братской Могилой, где покоятся духовные мардонги идеологий, произведений и великих людей; присутствие живого в этой области оскорбительно и недопустимо, как недопустимо в некоторых религиях присутствие менструирующей женщины в храме.

Братская Могила, разумеется, понятие идеальное (после выхода книги в издательство пришло много писем с просьбой указать ее местонахождение). Существование духовных трупов в ноосфере, говорит дальше Антонов, способствует выработке правильного духовно-эмоционального процесса, где каждый шаг ведет к утрупнению (один из ключевых терминов работы). Практические рекомендации, приведенные в "Диалогах", впоследствии получили развитие, поэтому будет правильно рассмотреть их по второй книге Антонова. Книга "Ночь. Улица. Фонарь. Аптека" (1995) представляет собой на первый взгляд бессвязный набор афоризмов и медитационных методик - однако адепты утверждают, что в этих высказываниях, а также в принципах их взаимного расположения зашифрованы глубочайшие законы Вселенной. За недостатком места мы не сможем рассмотреть эту сторону книги - отметим только, что последние исследования на ЭВМ ЕС-5540 установили несомненную структурную связь между повторяемостью в книге слова "гармония" и ритуалом приготовления вареной суки - национального блюда индейцев Навахо. (Легендарный факт съедения Антоновым в мистических целях своей собаки, предварительно якобы загримированной под Пушкина, никак не документирован и, по-видимому, является одним из многочисленных мифов вокруг этого человека; насколько известно, никакой собаки у Антонова не было).

Практические техники, ведущие к "утрупнению", разнообразны. Еще в первой книге предложен "Разговор о Пушкине". (Утверждают, что в последние годы жизни Антонов открывал рот только для того, чтобы сделать очередное заявление о величии Пушкина; антоновцы комментируют это в том смысле, что мастер работал одновременно над двумя мардонгами - укреплял пушкинский и достраивал свой.) Эта практика среди антоновцев сейчас строго формализована: "Разговор о Пушкине" начинается с вводного утверждения о том, что поэт не знал периода ученичества, и кончается распеванием мантры "Пушкин пушкински велик" - регламентированы не только все произносимые слова, но и интонации. Можно допустить, что при жизни Антонова (антоновец бы поправил, сказав - при первосмертии) существовали отклонения от канона и в современной форме он сложился позднее.
Другой техникой утрупнения является изучение древнерусской культуры - разумеется, не ее самой, а ее мардонга. На этом пути Антонов высказал интересную мысль, благодаря которой к движению примкнула масса славянофилов. Антонов заявил, что найденный археологами под Киевом горшок VIII века является первым в истории мардонгом, а находящаяся в нем малая берцовая кость принадлежала девочке по имени Горухша - это слово написано на горшке. После такого патриотического высказывания антоновцы получили государственную дотацию, и их движение заметно укрепилось.
Кроме этих методик, Антонов рекомендует изучение какого-нибудь мертвого языка, например, санскрита, а также лежание в гробу. С момента возникновения секты быт ее членов был подвергнут тщательной ритуализации. Рассказывают, например, что Антонов не терпел, когда при нем огурцы вынимали из банки пальцами - по его мнению, мертвость овощей осквернялась живым прикосновением. Работа "Ежедневное чудо", где, может быть, рассмотрены эти вопросы, не сохранилась.

Книга "Майдан" (1998) при стилистическом единстве с остальными сочинениями сдержанней и задумчивей и чем-то напоминает суры мединского периода. В ней нет новых идей, но углублены и развиты ранее высказанные - например, появляется мысль о множественности внутренних трупов, которые как бы вложены один в другой, наподобие матрешек (по Антонову - древнерусский символ мардонга), причем каждый последующий труп созерцает предыдущий и испытывает по нему ностальгию; первичный внутренний труп тоскует по окончательному, то есть по актуализированному мертвецу - круг замыкается. В этой книге Антонов отрекается от тех своих последователей, которые идут на самоубийство, - он презрительно называет их "недоносками". (В системе Антонова убийство рассматривается как кесарево сечение, а самоубийство - как преждевременные роды. Смерть в юности уподобляется аборту).

В 1999 году Антонов достигает актуализации. Его мардонг устанавливают на тридцать девятом километре Можайского шоссе, прямо у дороги. Он и сейчас на этом месте, и в любое время там можно встретить антоновцев - это хмурые молодые люди в темных плащах, крашенные под блондинов, с перетянутыми резинкой - чтобы трупно синели кисти - запястьями. У мардонга читают стихи - обычно Сологуба или Блока, отобранные по антоновскому принципу "максимума шипящих". Иногда читают стихи самого Антонова: ...а когда догорит свеча, и во тьме отзвучат часы, мертвецы ощутят печаль, на полу уснут мертвецы... С шоссе открывается удивительный вид.

ТОЛЬКО ОДИН ИЗ НАС

Андрей Травин


Только один из нас
будет встречать рассвет,
не прикрывая глаз
даже на яркий свет.
Только один из нас,
в голос вложив металл,
сможет проверить враз
нынешних строк закал.
Только один из нас
будет об этом петь.
Только один из нас
встретит сегодня смерть.

КАК НЕ УМЕРЕТЬ (ЧИСТЫЙ ДОКУМЕНТАЛИЗМ)


Покойся в мире. К дьяволу! Смерть не мир. Она ведет не к Марти, не на небо... даже не к забвению. Смерть не такова. Смерть - это ад.
Она сны... кошмары удушья и боли, страшных неудобств, болей, которые невозможно облегчить, зуда, от которого не избавиться. Это галлюцинации, заполняющие пустоту перед полуоткрытыми глазами, которые невозможно сфокусировать... какие-то руки шарят, ощупывают, потом огни, шаги, сирены, голоса. О, Боже! Позовите полицию... Я не убивал его, офицер! Я не связываюсь с копами. Да и как я мог это сделать? Я только взял его пистолет и пошарил в карманах. Разве я стал бы показывать, где тело, если бы сделал это?.. Гаррет?.. Спокойней, Такананда. Гаррет! О, Боже, нет!.. Он умер совсем недавно, все еще теплый... Может, в этом районе бродячие собаки?
Смерть - это ад, а ад - это сны, но в основном смерть - это страх... отчаянный панический страх. Неужели все мертвые испытывают это? И остаются такими вечно... лежат в темноте и кошмарах, горло горит от жажды, тело кричит об изменении позы, мозг бессильно мечется? Неужели Марти так лежит в своей могиле, сходя с ума от одиночества, моля о мире, моля о конце? Нет, не она... нет!
Он не хочет отказываться от жизни, но признает, что в джунглях смерть - это плата за беззаботность, за ошибку, а он сильно ошибся. Отказаться от жизни, чтобы встретиться с Марти, это было бы радостью. Он приветствовал бы даже забвение. Но это... этот ад? Мысль о том, что придется выносить его вечно, приводила его в ужас.
Он кричал... от самого себя, от Марти, от всех мертвецов, лишенных сна и мира, мучающихся в своих могилах. Он кричал, и крик этот был беззвучным, он бесконечно отдавался эхом в длинных темных одиноких коридорах его мозга.
Фрагмент взят отсюда.

ИНТЕРВЬЮ ПО СЛУЧАЮ ЧЕТЫРЕХЛЕТИЯ «СМЕРТИ В ИНТЕРНЕТЕ»


Летом 2001 года я рассказал "Рунетке" про свое отношение к смерти (для декларации которого не нашлось места на собственном сайте).

АНГЛИЧАНЕ ЗАМЕНЯЮТ МОГИЛЬНЫЕ КАМНИ МИКРОСХЕМАМИ


На одном из кладбищ в графстве Нортгемптон места захоронений будут отмечать не могильными камнями, а микросхемами, содержащими информацию об умерших. К такому своеобычному решению пришел совет городка Кеттеринг.
По мнению представителей совета, такая мера позволит сэкономить землю в городе. Как сообщает Ananova, кладбище будет зеленым, похожим на парк или сквер. Микросхемы будут располагаться на поверхности земли, но на самом кладбище не будет больше никаких визуальных ориентиров, трудно будет отличить одну могилу от другой. Родственники будут искать своих дорогих усопших при помощи сканера.
Можно предположить, что такое высокотехнологичное кладбище привлечет к себе не только родственников умерших: профессия "могильного хакера" уже описана в российской фантастике.
Радует только одно: насильно там никого хоронить не будут. Для тех, кто предпочитает нормальное погребение, в городе останется традиционное кладбище.
Источник: "Нетоскоп".

АНГЛИЙСКИЙ АУКЦИОН ПО ПРОДАЖЕ БЕССМЕРТИЯ


В Лондоне состоялся аукцион по продаже бессмертия, организованный английским Фондом помощи жертвам пыток. Девять известнейших английских и американских писателей пустили с молотка вакантные места в своих будущих произведениях. Среди них были лауреаты премии Букера Пэт Баркер, Йан Макэван и Маргарет Этвуд. За определенную сумму каждый участник мог рассчитывать, что его именем назовут героя будущего бестселлера.
Источник: Lenta.ru.

ЧИСТО СИБИРСКОЕ УБИЙСТВО


Житель Коченевского района (Новосибирская область) погиб из-за недостоверных сведений, сообщенных любовнице о своей жене. Жена погибшего, заподозрив его в супружеской измене, выследила сожительницу супруга. Поговорив с ней, она выяснила, что неверный муж рассказал любовнице душещипательную историю о сварливой жене, которая все еще претендует на него, хотя он ее бросил. В результате, несчастные женщины стали подругами и решили наказать обманщика, что и сделали с помощью ножа и топора. Словом, потусторонняя русская жизнь кипит.
Источник: "Советская Сибирь".

КРАСИВОЕ УБИЙСТВО ПО-АМЕРИКАНСКИ


Токсиколог из Сан-Диего отравила своего мужа и засыпала его тело лепестками роз. Ей было предъявлено обвинение в убийстве, за такое преступление ей грозит смертная казнь. На допросе она рассказала, что ее любимый фильм - "Красота по-американски". Место преступления очень напоминало сцену из этого фильма: в ней Кевин Спейси лежал в постели с лепестками красных роз.
Источник: Lenta.ru.

ПОХОРОНЫ В ЛУННОМ ГРУНТЕ


Американская компания Celestis Inc. (в переводе "Небожитель") давно занимается космическими похоронами (она отправила на орбиту уже более 100 капсул с прахом землян), а теперь предложила новую услугу - похороны на лунной поверхности. Есть уже и первый клиент - некая Мариетта Вест, геолог-разведчик. Она выбрала местом своей будущей могилы участок лунной поверхности, на который в 1969 году совершил посадку Appolo-11. Вест умерла еще в 1998 году, перед смертью попросив сохранить свой прах специально ради такого случая.

ПЕТЕРБУРГСКИЕ СНАЙПЕРЫ

Андрей Травин


Сегодня здесь тучи сидят на игле,
и мир их грез не тянет к земле,
их не коснется черная пыль.
И шпиль вонзается в штиль.
А я вспоминаю, как сад орхидей,
тот жаркий вечер, когда я был с ней,
и был героем девичьих грез.
В то время жил я всерьез.

Петербургские снайперы
так по-женски порочны,
когда зимнею темною ночью
сокрыты они.
Петербургские снайперы
даже в белые ночи
попадают так точно,
но реже, чем в черные дни.

И полная сонной горячей любви
спускается ночь на Спас-на-крови,
на город разведенных мостов,
средь ночи разорванных снов.
А я через город уснувший тащусь,
увидеть мечтая взамен райских кущ,
как тучи слезают из утренней мглы
с Адмиралтейской иглы.

Петербургские снайперы
так по-женски порочны,
когда в самое сердце прицелятся, тронув курки.
Петербургские снайперы
каждым выстрелом точным
предлагают горячую смерть из холодной руки.


Эта песня посвящена питерскому дуэту "Ночные снайперы", любимому мной с 1999 года по настоящее время. Наверное, при следующем обновлении к ней добавятся новые куплеты.

 
 

Под редакцией Андрея Травина. Пятый год издания.

Назад На главную Далее thinbarf.GIF
bline11.GIF (141 bytes) bline51.GIF (194 bytes)

© 1997-2006 Андрей Травин.


Stolica.ru