Stolica.ru
Реклама в Интернете
Альманах Курносая
"Я к Курносой красотке не слишком спешил"
Жорж Брассанс

   ПУБЛИЦИСТИКА, ПРОЗА, ПОЭЗИЯ.

Выпуск #5

МОНОЛОГ ГАМЛЕТА (nickname такой)


"Прогнило что-то в Датском королевстве!". Но вроде бы - не телефонный кабель. Поэтому в то время, когда ночное небо черно, как экран монитора, долетает в Сеть вот этот монолог... обрывки фраз...


... Как мне узнать, какие сны в той виртуальной ночи снятся?! Быть там или не быть?! Вот в чем вопрос!!! Быть ли виртуальным персонажем или общаться с людьми только в реальном мире? Быть ли виртуальным и знать, что этим обрываешь цепь сердечных мук и тысячи лишений, присущих телу, когда покров земного чувства снят? Это ли не цель, что всем желанна?! И псевдонимом Гамлет подписываться в чатах и гестбуках (поскольку в книгах... хм... не гостевых уже есть Гамлет и не только он)... Другое дело - стих, что есть не отраженье жизни, а ее экстракт. Вот и ответ! Воздержание от всех проявлений в Интернете позволит написать хотя бы пару строф, раз уж не пьесу пьес.
Так надо ль виртуальным бегством к незнакомому стремиться? И стоит ли мириться со знакомым злом, когда так просто сводит все концы удар по клавише. Когда бы неизвестность поcле установки связи?!
К тому ж нам угрожает повременная расплата за свободу. И достойно ль терпеть безропотно позор судьбы иль нужно оказать сопротивленье, погибнуть, умереть, уснуть и видеть в Вебе сны, быть может...


Подслушано Андреем Травиным весной 1998 года

О ПРОПОВЕДНИКАХ СМЕРТИ


Есть проповедники смерти; и земля полна теми, кому нужно проповедовать отвращение к жизни. Земля полна лишними, жизнь испорчена чрезмерным множеством людей. О, если б можно было «вечной жизнью» сманить их из этой жизни!
«Желтые» или «черные» - так называют проповедников смерти. Но я хочу показать их вам еще и в других красках.
Вот они ужасные, что носят в себе хищного зверя и не имеют другого выбора, кроме как вожделение или самоумерщвление. Но и вожделение их - тоже самоумерщвление. Они еще не стали людьми, эти ужасные; пусть же проповедуют они отвращение к жизни и сами уходят! Вот - чахоточные душою: едва родились они, как уже начинают умирать и жаждут учений усталости и отречения. Они охотно желали бы быть мертвыми, и мы должны одобрить их волю! Будем же остерегаться, чтобы не воскресить этих мертвых и не повредить эти живые гробы! Повстречается ли им больной, или старик, или труп, и тотчас говорят они: «жизнь опровергнута!». Но только они опровергнуты и их глаза, видящие только одно лицо в существовании. Погруженные в глубокое уныние и алчные до маленьких случайностей, приносящих смерть, - так ждут они, стиснув зубы.
Или же: они хватаются за сласти и смеются при этом своему ребячеству; они висят на жизни, как на соломинке, и смеются, что они еще висят на соломинке.
Их мудрость гласит: «Глупец тот, кто остается жить, и мы настолько же глупы. Это и есть самое глупое в жизни!» - «Жизнь есть только страдание» - так говорят другие и не лгут; так постарайтесь же, чтобы перестать вам существовать! Так постарайтесь же, чтобы кончилась жизнь, которая есть только страдание!
И да гласит правило вашей добродетели: «ты должен убить самого себя! Ты должен сам себя украсть у себя!» - «Сладострастие есть грех - так говорят проповедующие смерть, - дайте нам идти стороною и не рожать детей!».
«Трудно рожать, - говорят другие, - к чему еще рожать? Рождаются лишь несчастные!». И они также проповедники смерти. «Нам нужна жалость, - так говорят третьи. - Возьмите, что есть у меня! Возьмите меня самого! Тем меньше я буду связан с жизнью!». Если б они были совсем сострадательные, они отбили бы у своих ближних охоту к жизни. Быть злым - было бы их истинной добротою.
Но они хотят освободиться от жизни; что им за дело, что они еще крепче связывают других своими цепями и даяниями! И даже вы, для которых жизнь есть суровый труд и беспокойство, - разве вы не очень утомлены жизнью? Разве вы еще не созрели для проповеди смерти? Все вы, для которых дорог суровый труд и все быстрое, новое, неизвестное, - вы чувствуете себя дурно; ваша деятельность есть бегство и желание забыть самих себя. Если бы вы больше верили в жизнь, вы бы меньше отдавались мгновению. Но чтобы ждать, в вас нет достаточно содержания, - и даже чтобы лениться! Всюду раздается голос тех, кто проповедует смерть; и земля полна теми, кому нужно проповедовать смерть. Или «вечную жизнь» - мне все равно, - если только они не замедлят отправиться туда!
Так говорил Заратустра.


Записано Фридрихом Ницше

ПРИДУМАННЫЕ ЭПИТАФИИ
ИЗ КОЛЛЕКЦИИ ИГОРЯ ГУБЕРМАНА


Циля, теперь ты веришь, что я был болен?

Здесь лежит тот, кто должен был сидеть

Деньгами, славой и могуществом
пренебрегал сей прах и тлен,
из недвижимого имущества
имел покойник только член.

ПОДЛИННЫЕ ЭПИТАФИИ


Ты ушла от нас так рано, дорогая мамочка! Благодарные дети

Лежал бы ты. Читал бы я.

Дорогому брату Моне от сестер и братьев - на долгую память

Такая-то, купеческая дочь. Прожила на свете восемьдесят два года, шесть месяцев и четыре дня без перерыва.

Спи спокойно, жена известного певца Токумбаева.

Здесь покоится девица
Анна Львовна Жеребец.
Плач несчастная сестрица,
горько слезы лей, отец.
Ты ж, девица Анна Львовна,
спи в могиле хладнокровно.

ИЗ ПИСЕМ В АЛЬМАНАХ


У кладбищенской ограды
травы буйные растут.
Солнце, бабочки, цикады
и могилы там и тут.
Нам ли радоваться свету,
если все мы смерти ждем,
если все мы в землю эту -
в землю черную сойдем?

С уважением, Leo Rossi

ЦЫГАНСКИЙ БАРОН


Помнится, была история о пейджерах, которые родственники кладут в гроб усопшим. Это, конечно, забавно, но встречаются вещи и покруче...
Есть у нас в Н-ске Заельцовское кладбище, считающееся, пожалуй, самым "престижным" в городе.
Кроме городского руководства, бандюков, знаменитых и богатых людей, там хоронят и цыган. Само кладбище негласно разделено на "районы" - у самых ворот погребены отцы города и их близкие, чуть подальше бандиты (что частенько одно и то же), дальше район деятелей культуры, науки, еще дальше - просто состоятельных граждан и, наконец, "цыганский район".
Объединяет этот квартал мертвых - аллея. По этой аллее можно выехать из "Первых ворот", въехав в центральные.
Как-то заехал я проведать могилу матушки (она у меня среди деятелей искусств покоится) и решил не разворачивать довольно громоздкое авто на аллее, а проехать дальше. Путь мой пролегал через "цыганское" кладбище... Пересказать это практически невозможно - это надо увидеть.
Пятиметровые гранитные стелы с высеченными барельефами покойных в полтора - два роста над могилами! Мало того - на барельефах тщательно изображены все прижизненные признаки положения усопших и их нелегкой цыганской доли - золотые зубы, цепи из того же металла, браслеты, часы, перстни! Я не зря сказал "золотые" - чтобы ни у кого не возникало сомнений в том, что все эти детали покрыты сверкающим на солнце слоем сусального золота (не краски точно - она такого металлического блеска не даст).
Горящее на черном граните золото - зрелище не для слабонервных, особенно когда оно во рту... Один из высеченных баронов в руке держал ключи, на брелке которых (чтобы сомнений не возникало) был тщательно вырезан значок "Мерседеса"! Я медленно ехал через этот пантеон, вертя головой по сторонам, но то, что я увидел уже почти на выезде с этого участка, заставило меня остановиться и выйти из машины - у свежей, открытой могилы сидели и перекуривали рабочие. "Мужики, для кого это?" - потрясенно спросил я. "А, для барона какого-то", - отозвались уже привычные мужики. Могила представляла из себя следующее. В земле был выкопан куб 3х3х3 метра. Вниз вели ступени. "Пол" был выложен дубовым паркетом, "стены" отделаны деревянными полированными панелями, в "стенах" были сделаны окна (!), занавешенные портьерами, а в междуоконные проемы вмонтированы шикарные бронзовые бра!!! Было ли к ним подведено электричество - не знаю, не спрашивал, но если и было, то меня это уже ничуть не удивило бы... Едва ли все это должны были засыпать землей, так что скорее всего должен был быть еще и какой-то "потолок", закрывающий этот склеп. Не в моих правилах стоять над чужими могилами и пялиться, но тут... челюсть я смог поднять только минут через десять...
После этого осталось только сесть в машину, молча доехать до ближайшей "точки" и немедленно выпить...
А вы говорите пейджер!

Источник: Anekdot.ru

КАК ОТНОСИТЬСЯ К МОГИЛЕ ХРИСТИАНИНА


Кладбища - это священные места, где покоятся тела умерших до будущего воскресения.
Даже по законам языческих государств усыпальницы считали священными и неприкосновенными.
Из глубокой дохристианской древности идет обычай отмечать местопогребения устройством над ним холма.
Переняв этот обычай, христианская Церковь украшает могильный холм... знамением нашего спасения - Святым Животворящим Крестом, начертанным на надгробной плите или поставленным над надгробием.
Мы называем наших покойных усопшими, а не умершими, потому что в определенное время они встанут из гроба.
Могила - это место будущего воскресения, и поэтому необходимо соблюдать ее в чистоте и порядке.
Крест на могиле православного христианина - молчаливый проповедник... бессмертия и воскресения. Водруженный в землю и возвышающийся к небу, он знаменует веру христиан в то, что тело умершего находится здесь, в земле, а душа - на небе, что под крестом сокрыто семя, которое произрастает для жизни вечной в Царстве Божием.
Крест на могиле ставят у ног покойного так, чтобы Распятие было обращено к лицу покойного.
Надо особо следить, чтобы крест на могиле не покосился, был всегда окрашен, чист и ухожен.
Простой скромный крест из металла или дерева более приличествует могиле... христианина, нежели дорогие монументы и надгробия из гранита и мрамора.

Источник: "Как вести себя на кладбище". Сретенский монастырь. "Новая книга".

ГУБАНОВ


Стихотворение, которое завершает этот выпуск "Альманаха" - на тему "прописки" себя в реальном мире с помощью неверного поэтического ремесла. Кстати, эти строки вряд ли когда-нибудь публиковались на бумаге или в Сети. А об их авторе - Леониде Губанове - мне известна только одна подробность: он умер в 37 лет - вполне подходящий возраст для поэта.


Перед отъездом серых глаз
смеялись серые рубахи.
И пахло сеном и рыбалкой.
Была пора прощальных фраз.
О лес вечерний мой, пустышь,
я вижу твой закатный краешек,
где зайцев траурную клавишу
охотник по миру пустил.

Здравствуй осень - нотный гроб,
Желтый Дом моей печали.
Умер я, иди свечами...
Здравствуй осень - новый гроб!
Этот вечер - мне не брат,
если больше в дом не принял.
Этот вечер мне не брать
за узду седого ливня.

Прости мой заспанный орешник,
я ухожу туда, где грешен,
туда, где краше все и проще,
и журавли белье полощут.
Во мне соборно, дымно, набожно.
Я - тихий Зверь, я - на крестах.
Я - чье-то маленькое "надо же!"
на неприкаянных устах.

За крутую гору дня
переваливает горе,
дайте синего коня
на оранжевое поле.
Дайте небо и травы,
чтобы мне бы наглядеться.
Дайте капельку повыть
молодой осине сердца.

И что мне адская печать
на окровавленные крылья,
когда приходится кричать,
чтоб живу душу не убили.
Когда задуется свеча
у лебединой нашей песни,
услышу как бы невзначай:
"Христос воскрес, и ты воскресни!".

Все будет у меня - и хлеб, и дом,
и дождик, что стучится так отчаянно,
как будто некрещеных миллион
к крещенным возвращаются нечаянно.
Заплаканных не будет глаз одних,
проклятья миру этому не будет.
Благословляю вечный мой родник
и голову мою на черном блюде,
и плащ, познавший ангела крыло,
и смерть, что в нищете со мною мается,
простое и железное перо,
которое над всеми улыбается.
А славе, беззащитной как свеча,
зажженной на границе тьмы и тленья,
оставлю, умирая невзначай,
бессмертные мои стихотворенья.

Если гвозди есть у вас,
пусть забьют, авось осилят.
вот и кончен день забав:
ноги душу относили.
Умер я. Сентябрь мой,
ты возьми меня в обложку:
под восторженной землей
пусть горит мое окошко.

 
 

Под редакцией Андрея Травина. Третий год издания.

Назад На главную Далее thinbarf.GIF
bline11.GIF (141 bytes) bline51.GIF (194 bytes)

© 1997-2006 Андрей Травин.


Stolica.ru