Stolica.ru
Реклама в Интернете
Альманах Курносая
"Я к Курносой красотке не слишком спешил"
Жорж Брассанс

   ПУБЛИЦИСТИКА, ПРОЗА, ПОЭЗИЯ.

Выпуск #31

ВОЙНА НА КАВКАЗЕ (ИСТОРИИ В ПИСЬМАХ)

Данный выпуск составлен по материалам писем в альманах "Курносая". Редакторская правка текста не проводилась. Фотиния, когда проверяла данный сайт на грамотность, намеренно не тронула этот файл. Единственное, что было сделано, это преобразование оригинала из транслитерированного текста в кириллицу. Короче, текст поставляется "как есть". Читайте, он и так производит впечатление.

I


Недавно я встретил приятеля, с которым когда-то вместе бывали в переделках. Стали вспоминать. Оказалось, что многое забыли. Всего пару лет назад нам казалось, что забыть все это невозможно, а оказывается еще как можно.


Вообще я заметил, в начале войны люди делятся на две части: тех, кто готов за свой народ (идею, партию...) умереть, и тех, кому хочется удрать от всего этого подальше. В самом начале войны первых намного больше. Чем дольше длится война, тем меньше становится "драчунов" и тем больше "дезертиров".
Честно говоря, я принадлежу к первой категории: я - "драчун". Несмотря на все это дерьмо, иногда меня все же тянет туда...

...Нас натаскивали на убийц. И нам это нравилось.
Нас тогда было человек 40-50: молодых парней и девушек, готовых умереть за свою землю. Мы сами нашли себе инструкторов: эти ребята имели за плечами опыт еще советских спецшкол: горные стрелки, разведчики, диверсанты. Мы даже платили за тренировки, правда, сумма была чисто символическая.

Нашего непосредственного инструктора звали Сергей (имя вымышленное). Высокий, широкий в плечах, рыжий, как викинг, с довольно страшным лицом (говорят, этому специально обучают).
Когда кто-то имел несчастье опоздать на тренировку, он получал от Сергея щелчок (смеешься небось, да?): от его щелчков за здорово живешь можно было сознание потерять.
Нас учили выживать любой ценой. Так, чтобы развить реакцию, постоянно стреляли. Услышал выстрел - ложись и откатись в укрытие. Не успел - получишь щелчок. Через пару месяцев бывало бросались на землю от звука выхлопа на улице :) Не поверишь, но нам это еще как нравилось. Мы хвастались тем, кто сколько знает способов убийства и сколько щелчков от Сергея может выдержать.
"Хороший диверсант тот, кто не стреляет. Если дело дошло до пальбы, значит дело ваше - пиздец. Быстрые ноги - лучше хорошего автомата". Не знаю, чему учат в других местах, но это правило спасло потом не одну жизнь.

Нас гоняли по-черному. Сломанные ноги-руки никого не волновали.

Стоим на краю стены, высота - метров пять, внизу - камни и арматура. Сергей: "Давай прыгай". Я неуютно поеживаюсь.
"Струсил?"- "Да нет". Легкий толчок в спину, и ты летишь вниз. Спрыгиваю, страховка, боль в колене, встаю - вроде ничего. Прихрамывая, бегу к следующему препятствию. И слышу как прыгают остальные. За четыре месяца - четыре сломанные ноги. Но это ничего. Зато если прыгаешь удачно, чувствуешь себя чуть ли не Rembo.

Длинный (метров сто) тир. Весь пол - в стрелянных гильзах (пол цементный). Мы кувырками катимся с одного конца зала в другой.
"Больно?", - весело спрашивает Сергей. Спина - один сплошной синяк: "Нет" - "Врешь!".
Еще один проход. Пытаюсь встать на ноги. Весь мир идет кругом. Рядом ребята тоже пытаются встать - и смех, и грех...

Полоса препятствий, в первый раз - весело, во второй - тоже ничего. Как эстафетную палочку передаем от круга к кругу ящик с патронами.
"У ребят кончились патроны", - серьезно говорит Сергей - "Кровь из носу, надо их донести". Не поверишь, это действует на все сто. Ты начинаешь действительно верить, что у ребят кончились патроны. А хуже этого ничего быть не может.
И мы бежим, тащим этот ящик на спине, ползем с ним под колючей проволокой. Другой инструктор палит из автомата, и мы каждый раз бросаемся на землю, ползем в укрытие, потом опять срываемся с места и бежим.

Один из ребят больше не может бежать. Лежит и жадно ловит ртом воздух.
Сергей собрал нас. "Если в бою товарища подбили, постарайтесь оттащить его в укромное место и продолжайте бой. Если вы в рейде или в разведке, то раненный угрожает всему отряду. Не может идти, значит ему "контрольный выстрел в ухо". Хотя лучше не стрелять, могут услышать. Лучше перерезать горло - надежно и без шума."
Мы молчим. Он прав, но вряд ли у кого-либо из нас хватит духу такое сделать. Сергей нас понимает: "Послушайте парни, это вам - не игрушки, там арифметика простая - или вы, или они, жизнь одного не стоит жизни пятерых".

Инструктор по стрельбе: "Смотреть только на мушку и прорезь, на мишени не фокусироваться, крючок тянуть плавно".
В закрытом помещении автомат грохочет как артиллерия.
Мы стреляем по часу в день. Мы обожаем стрельбу, и стреляем по мишеням, пока вместо головы на ней не остается большая дыра.
"В бою в голову не стрелять. У вас еще нет такого большого опыта. Пока будете целиться, засекут на x%&, лучше в живот или в грудь, все равно после попадания из AKM ему п@&дец." Мы понимающе киваем.

Нас много чему учат. Учат карабкаться на бетонные стены. Учат пытать. Быстро и эффективно ломать дух "языка". Учат обращать внимание на малейшие мелочи.
"Стог сена весной - это ненормально, на всякий случай держитесь подальше".
К нам часто приезжают отряди самообороны с границ. Их надо "подгонять" по военному делу за неделю-две. Часто бывает так: бойцы, казалось бы, с большим стажем не могут попасть в грудную мишень со ста метров, оружие не пристреляно, вооружены чем попало - от AKM до карабинов Mosina и TOZ.

На их фоне ми чувствуем себя орлами. Идиотизм!
Месяца через три, в первом же бою мы так облажались, что хуже не бывает. Тактическая подготовка у нас сильно хромала. Мы вступили в бой в первую же ночь, как вышли на посты и дрались почти двое суток, но дрались неожиданно и по-глупому, но это уже из другой оперы.

Правда жив я остался все же благодаря подготовке Сергея, и других ребят.
Вернувшись я с ними встретился. И поблагодарил.

II


В 92-ом война уже была в полном разгаре.
Рылись окопы, устраивались укрепления, полним ходом использовали артиллерию, "Град", авиацию, зенитные установки.
1988-1991-ом годах война носила больше партизанский характер, и тех первых бойцов называли "fidayi". Движение fidayi возникло в начале века в османской империи, как реакция армян на резню со стороны турок. Как и в начале века ребята брали оружие и шли в горы.

Из тех первых ребят в живых почти никого и не осталось.
Я учился с одним парнем. Отец его прикрывал отход своих после рейда. Так и не вернулся. Труп смогли найти дня через два. Вокруг лежали трупы противника.

Случай из 1990-го года. Отряд милиции (человек 20, почти все - без оружия) ехал в автобусе на дежурство. Власть у нас тогда еще была советская.
Автобус остановили якобы для проверки десантники (советской армии) и расстреляли милиционеров в упор. Раненных добили.
Тех, кто чудом остался жив (по-моему, человек 7-8), повезли в Азербайджан и передали азербайджанцам. Командовал этой "блестящей" операцией некто Дмитрий Демин и получил за него повышение по званию.

Весной того же года советский патруль расстрелял в центре Еревана в здании железнодорожного вокзала шестерых человек "подозрительного" вида. На южную окраину города поперла бронетехника. Несколько ребят из местных вышли с автоматами на встречу, хотя четко знали что дело это - гиблое. Они палили по БТР-ам из автоматов, пока их всех не перестреляли. Для потехи солдаты отрезали им головы.

Мы познакомились с этими ребятами (имен не называю), когда их отряд сменял нас на постах. Веселые были парни. Хорошо запомнил двоих: один был то ли сапожником, то ли кем либо вроде этого, другой - директором школы. Обоих звали одинаково, и были они друзья - не разлить водой. Расстались с ними с хорошим чувством на душе. А через полгода мы узнали, что оба погибли. Один из них подорвался на мине. Другой подбежал к нему помочь и подорвался на другой мине (похоже на неудачное индийское кино, правда?).

Кто контролирует Омарский перевал, тот контролирует и Кельбаджарский район. Наши (армяне) захватили Кельбаджарский район весной-летом 1992-ого.
В новогоднюю ночь на 1993 год азеры перерезали полупьяных солдат на постах на перевале и поперли на Кельбаджар. Точнее это были даже не азеры, а группа из примерно четырехсот украинских наемников и моджахедов. Когда передовой отряд захватил перевал, вперед пустили обычные формирования, а наемников отозвали назад.

Пока наши пришли в себя, азеры взяли половину района. Потребовались огромные усилия, чтобы остановить продвижение противника вперед и отбить перевал. Группа войск азербайджанцев из 2000 человек (за цифру не ручаюсь, ибо на войне ребята любят приврать, скорее всего их было, что-то около 1000 или даже меньше) попала в окружение. Позиция их была очень неудобной, и для наших они были как на ладони. Наши с удовольствием конечно их перебили бы, но тут вмешались представители "Красного Креста". Пару дней шли переговори. Азеры сдаться отказались. (Я их понимаю - нет ничего хуже, чем армянину попасть в плен к азербайджанцам и наоборот. Все равно убьют, только умирать будет больно и долго).

Когда "Красный Крест" понял что ничего сделать нельзя он дипломатично умыл руки.
Наши подвезли зенитные пулеметы (Shilki) и устроили побоище. В живых осталось человек десять азербайджанцев.
Я слышал эту историю от приятеля, который служил в той зенитной части. Их потом повезли убирать трупы. "Земля была черной от засохшей крови, всюду куски мяса, пальцы, руки..."

Одно время сущим бедствием были для наших девушки-снайперы, работающие на азеров - прибалтийки и украинки.
Азера им платили бешеные деньги - помесячную зарплату плюс за каждого убитого.

Когда наши узнали о девушках (разведка с обеих сторон работает хорошо), сначала им стало весело. Ребята из кожи вон лезли, чтоб поймать их живыми. Но веселье быстро кончилось, когда снайперы открыли счет трупам. Девушки работали спокойно и профессионально: бизнес есть бизнес.

Недели две наши не могли с этой напастью ничего поделать, а у ребят руки чесались подловить девчат (точнее, чесались не руки...).
Потом, когда уже от снайперов этих житья не стало, наши "джентльмены" отбросили галантность и занялись проблемой всерьез. После нескольких дней поисков, засекли одну из девок, и дали наводку артиллерии... Никто не знает, задели ту девку или нет, но после этого девок-снайперов с фронта как ветром сдуло.

Ладно, по-моему я тебе уже надоел.
Может показаться, что я все это выдумал, да и получилось как-то больше похоже на пропаганду, но я надеюсь, что ты меня извинишь.
Как-нибудь напишу еще, про свой первый бой, про моих друзей, пропавших без вести, про то как меняли трупы на солярку, про королей и капусту... (получилось не смешно, а грустно).

Продолжения не будет.

 
 

Под редакцией Андрея Травина. Третий год издания.

Назад На главную Далее thinbarf.GIF
bline11.GIF (141 bytes) bline51.GIF (194 bytes)

© 1997-2006 Андрей Травин.


Stolica.ru